Гал рка com фонтан оргазма


Ее жизнь заполнили встречи с долгожданными друзьями, молчаливые ночные процессии на белых и алых конях, любимые ею с детства, и прогулки по мглистым рощам, освещенным огнями костров и факелов. Я не хочу, не хочу!.. Здесь, на виду у сотен зеркал, Най чувствовала себя богиней, парящей в поднебесье.

Гал рка com фонтан оргазма

Подумай, хочешь ли ты сохранить это положение, или уйти отсюда навсегда? Потом она положила охваченную истомой девочку на пушистый мех единорога и стала целовать ее ноги, полизывая солоноватые подошвы и подолгу перебирая губами маленькие пальчики. Голос, сливаясь с далеким напевом арф неведомых менестрелей, превращался в чудесную музыку, которой Орден говорил о своей любви к ним, своим детям.

Гал рка com фонтан оргазма

Ты боишься умереть навсегда, как человек. Но больше всего ей нравилось втягивать губами полную грудь Ундины как можно глубже и сосать твердый бугорок соска, прижимая его языком к небу и легонько покусывая. Девушка даже не заметила удара, хотя из носа у нее потекла кровь, и Най пнула ее в мягкий податливый живот.

Да и сам он всем своим обликом и повадками напоминал волка и, возможно, был оборотнем Най прикасалась к ним с необычайной осторожностью, помня об их поразительной чувствительности Ундина говорила, что даже их трение о платье причиняло ей боль.

В ее карих, лучившихся любовью глазах Най читала только сострадание и нежность, которых так недоставало ей самой.

Но больше всего ей нравилось втягивать губами полную грудь Ундины как можно глубже и сосать твердый бугорок соска, прижимая его языком к небу и легонько покусывая. В ее карих, лучившихся любовью глазах Най читала только сострадание и нежность, которых так недоставало ей самой. Благодаря ее резким порывистым движениям импровизированный фаллос вошел в тело Най так глубоко, как только это было возможно, затронув самые потаенные родники наслаждения; пушистый и влажный лобок сильно терся об ее увеличившийся клитор, а обезумевшие руки грубо, неистово мяли ее груди.

Она уже не могла остановиться, даже если бы захотела, она неумолимо становилась хищницей, наслаждающейся безраздельной властью над своей юной жертвой, вгрызаясь в ее мягкую плоть. Руки, словно повинуясь какому-то неслышному приказу, сами собой расстегнули тяжелую золотую брошь на плече, и темно-красная атласная накидка соскользнула на пол, окутав ее ноги прохладными гладкими складками.

К тому же, ей было непонятно, как это место, находясь под землей, могло одновременно находиться над облаками, ведь она видела их внизу, когда шла по коридору мимо высоких стрельчатых окон. Второй такой же свечой она совершала возвратно-поступательные движения в заднем проходе сестры.

Именно Ундина когда-то учила ее часами разжигать это опьяняющее нетерпение, а потом, превратившись в одно целое, взмывать в заоблачную высь, чтобы прикоснуться к звездам, сгореть в солнечной короне и рухнуть в океан блаженства. Будто издалека, она вдруг услышала чей-то протяжный вопль, переливавшийся вместе со все нарастающими волнами того бескрайнего бушующего океана, в который она превратилась.

Най взяла в руки прохладные маленькие ладошки Энджел, отметив про себя, что у нее длинные аристократические пальцы, и прижала их к своей полуоголенной груди, заставив девочку обнажить ее совсем. Най села сестре на колени, обвив ногами ее талию, и, обжигая поцелуями шею, освободила из плена летнего неба ее тело.

На свиданье собиралась Дева с Гохо, Князем Смерти Как безумная, Най ворвалась в Святилище, которое теперь раскрылось в ночь, слившись с заполненным огнями костров лесом. Потом она положила охваченную истомой девочку на пушистый мех единорога и стала целовать ее ноги, полизывая солоноватые подошвы и подолгу перебирая губами маленькие пальчики.

Ундина взяла ее за руку, и они вдвоем направились к алтарю, возвышавшемуся в середине огромного Центрального Зала, представлявшего собой просторный купол, освещенный тысячами факелов. Най чувствовала, как он пожирает взглядом ее полуобнаженное тело, как огонь, поднявшийся из чресл, пылает в его глазах, как он силится мысленно овладеть ею, зная, что этого никогда не произойдет наяву.

Казалось, его плащ был продолжением ночного неба, покрытого драгоценной россыпью звезд, а с морды гигантского скакуна вместо пены стекал огонь.

Будто издалека, она вдруг услышала чей-то протяжный вопль, переливавшийся вместе со все нарастающими волнами того бескрайнего бушующего океана, в который она превратилась. Их тела медленно и плавно двигались в одном тягучем ритме. А Най, сбросив с себя последнюю одежду, как неистовый влюбленный, целовала ее плечи, груди, живот, бедра, лаская своим проворным язычком каждую складочку кожи.

Слезы на ее глазах высохли, уступив место безбрежному отчаянию. Откинувшись на кресле, она пощипывала груди Най и подставляла каждую клеточку своего тела ее огненным поцелуям и ласкам. Ундина повернулась к Най спиной, встала на колени и, выгнув спину, как кошка, сбросила с себя платье и шелковые розовые трусики, обнажив стройные красивые ноги и полные тугие ягодицы.

Ундина взяла ее за руку, и они вдвоем направились к алтарю, возвышавшемуся в середине огромного Центрального Зала, представлявшего собой просторный купол, освещенный тысячами факелов.

Ее Бог, ее Вселенная, ее жизнь! Люди боятся греха, потому что они смертны. Она слышала сказки о волшебных холмах-сидах, где в Самайн собираются таинственные люди богини Дану, некогда правившие всей Белой Страной, но, будучи современной и начитанной юной леди, считала их вымыслом.

От него всегда исходил сильный звериный запах, делавший ее послушной и влажной. Теперь она совсем по-новому ощущала горьковато-сладкий аромат этих тяжелых волос и теплой нежной кожи. Ее жизнь заполнили встречи с долгожданными друзьями, молчаливые ночные процессии на белых и алых конях, любимые ею с детства, и прогулки по мглистым рощам, освещенным огнями костров и факелов.

Через несколько минут красивое тело Ундины изогнулось в сладкой судороге, а облепленное волосами лицо исказил дикий оскал; ее блестящие белые зубы были плотно сжаты, из уголка рта струилась слюна. Как безумная, Най ворвалась в Святилище, которое теперь раскрылось в ночь, слившись с заполненным огнями костров лесом.

Она собирала с ее тела каждую каплю солоноватого пота и подолгу полизывала чувствительную впадину пупка. Казалось, что этот стон никогда не оборвется в бездну тишины, рассыпаясь повсюду долгим эхом, просторным и звонким, как веселый ливень в середине лета. С громким утробным рычанием могучий волк зажал в челюстях тонкую шею девушки, лишив ее свободы движений, и быстро и неистово удовлетворил свою похоть.

Ее Бог, ее Вселенная, ее жизнь! Ты боишься умереть навсегда, как человек. Как безумная, Най ворвалась в Святилище, которое теперь раскрылось в ночь, слившись с заполненным огнями костров лесом. Тонкая длинная игла легко, как в растаявшее масло, вошла в юную плоть, проколола трахею, и ее острие показалось с противоположной стороны.

Девочка, опьяневшая от острого желания, которого никогда раньше не испытывала, принимала, как бесценный дар, каждое прикосновение своей новообретенной матери.

Вдалеке раздался стук копыт. Что приготовил ей сегодня Орден? С громким утробным рычанием могучий волк зажал в челюстях тонкую шею девушки, лишив ее свободы движений, и быстро и неистово удовлетворил свою похоть.

От него всегда исходил сильный звериный запах, делавший ее послушной и влажной. Немного приоткрыв кончиками пальцев внешние срамные губы девочки, Най прильнула губами к ее еще нераспустившемуся бутону и стала нежно целовать девственные врата любви, обильно увлажненные сочившимся из влагалища нектаром и ее собственной слюной.



Сняли и трахнули на стройке порно
Акжол транс групп
Порно секси медсёстры
Порно шлюха из чебоксар
Мулаты порно геи
Читать далее...

<